?

Log in

Wanderlust
(n.) A strong desire or urge to wander or travel and explore the world.



Пока только вернулась из отпуска, наверное, стоит сделать пару записей. Но немота все так же сильна, как и в последние пару лет.

2013: Пхукет - Ко Липе - Бангкок - Паттайя - Шанхай (1, 2)
2013: Прага (1)
2013: Синай - Шарм-эль-Шейх - Дахаб (1)
2014: Гонконг - Кота-Бару, Перхентианы - Куала-Лумпур - Мелакка - Сингапур (1)
2014: Брисбан - Голд-Коаст - Эрли-бич (ББР) - Мельбурн - ГОР - Канберра - Сидней
2015: уж простите, дача-в-Сибири-стройка-ремонт, работа-карьера-амбиции, опухоль-больница-этонерак, Питер-Москва-Сочи, вот это все
2016: Манила - Боракай - Себу - Бохоль - Панглао - Ослоб - Палаван (Пуэрто-Принцесса, Эль-Нидо) - Куала-Лумпур - Шанхай

На карте вроде много, а по факту - так мало за три года, особенно с совершенно вылетевшим 2015.
В 2017 семья запретила ездить в ЮВА, поэтому придется осваивать Европу, Африку и Америку. Всякие интересные планы - есть.

Уже несколько лет как немножечко мертва внутри, и эта пустота прекрасно забивается вандерластом. Потому что можно дышать, ходить, смотреть и ничего больше не хотеть.

Радость моя, тебя здесь нет, и мне интересно - где же еще тебя нет?

Dec. 28th, 2016

Скажи мне, друг,
Мой лучший друг,
Сколько раз
с тобой мы пили –
эти ночи напролет?
И всё же ты
не представляешь,
Что внутри меня живет.

Да, ты знаешь, как никто,
Мою любовь ко всем и то,
Что я из тех, кто никогда
Не отступает, да…

Но где-то глубоко во мне –
На потаенном дне,
Растёт неведомая тьма –
И я схожу с ума...


Это ведь никогда не закончится, да?

И темноту я вижу...

За десятки лет переверилось уже всякое - временные случайности, перерастающие в повседневность, сбой системы, нейроглитчи, буйное воображение, гормонально-физиологические расстройства, психиатрические отклонения, все от магии и религии до багов серого вещества и сознания.

Но темноту я вижу...

И не верится уже не во что. Книги, разговоры, препараты. Ведь понятно, что никуда уже не деться - просто особенность организма. Можно заглушить алкоголем, жизнью, можно изо всех сил стараться быть обычным человеком. Но каждое утро будешь видеть это в отражении - как собственный взгляд - и не выкалывать же себе глаза.

Темноту в себе я вижу...

И нет никакого ответа - что это. И не будет никогда. Просто данность, насмешка над сознанием, привыкшему к обьяснимым фактам.

И темноту я вижу...

И никто не придет, спасенья не будет. Это самая смешная боль - видеть кого-то в темноте, и знать, что здесь никого нет, как и самой темноты.

Тебя здесь нет.

Темноту одну я вижу.

тёмная вода



Смерть дышит в затылок, и все, что могу сказать - 'not today', сваливая ощущения на кризис тридцатилетия.

Страшно даже не окончательное безмолвие, страшно не успеть сделать те несколько больших вещей, без которых моя жизнь не получит никакого смысла.
Теперь мне очень нужно их успеть сделать, даже если они займут десятилетия. Раньше было не страшно - их еще не было, а теперь страшно, что этих десятилетий не будет и отпущенное время истекло.

Смерть дышит в затылок,
но я говорю - нет.

Я многое отдала темной воде, чтобы сейчас не торговаться. Мне нужно это время, мне есть что сказать, мне есть что сделать. Несколько больших вещей, в которых весь смысл этих трёх десятков лет.
Ощущение, что следующие полтора года будут самой опасной игрой.

И я говорю - нет.
-
А клип хороший, очень мой.

мне больше не нужны эти тайны бытия
посмотри мне в глаза и скажи что это воля Твоя


Когда затихает голос его, лишь кровь стучит пустотой в ушах. Когда заканчивается вера в любовь, остается пламя бесконечной зимы.
Но хочется, чтобы сказал - кто еще танцевал на битых стеклах так же грациозно, как мы?

we're together right or wrong



When you're all alone and blue
No one to tell your troubles to
Remember me, I'm the one who loves you

When this world has turned you down
And not a true friend can be found
Remember me, I'm the one who loves you

And through all kinds of weather
You'll find I'll never change
Through the sunshine and the shadows
I'll always be the same

We're together right or wrong
Where you go I'll tag along
Remember me, I'm the one who loves you


Слушаю неделю чуть ли не по кругу и, нет, не реву, ну разве где-то на донышке, это просто осень. Просто кавер душевный. Хорошо поет, чертяка.
И по мне так песня не про романтическую любовь, а про другую и немного про смерть (потому что never change и always be the same).

поворот не туда

Самое нелюбимое чувство - когда как будто свернул не туда. Толком не разберешь, откуда беспокойство - но что-то же царапает внутри.
В такие дни не узнаешь себя в зеркале, рот постоянно хочется заткнуть, а лучше вообще - исчезнуть, и лишь неосознанно мечтаешь поймать другую волну.
Да, дурацкая стрижка, да, что-то не то с фигурой, да, что-то не так с маской на лице. Новые задачи, которые с непривычки тяжелы, новые проблемы, новый уровень сложности. Постоянный стыд за не те слова и не те действия, сопровождающий любое учение, когда понимаешь, насколько глупый неуч.
Это все пройдет, конечно. Где-то в сердце любовь твоя, все-таки что-то осталось из того, каким ты взглядом смотрел на меня. Утрами я стараюсь не сталкиваться со своим отражением и с ужасом смотрю в зеркало, не понимая - как ты можешь любить это. Но, радость моя, я знаю твой любящий взгляд и знаю твою гордость за меня. Наверное, за что-то меня и можно любить. Даже со всей моей глупостью и ошибками.
Ты знаешь, обычно я так не люблю себя - когда меняюсь не в ту сторону, в которую хочу. Во взрослую, злую, циничную. И на лице застывает недобрая маска.
Но тебе же нет дела до этого... Скорее до того, что я постоянно хочу реветь, точнее - найти в себе способность заплакать или хотя бы попроситься на ручки - но я настолько напряженна и зла, что не понимаю, как это - плакать и быть слабой. Даже не то что бы заморозились чувства - просто нет сил на слабость.

Радость моя, я не одна здесь. Ты знаешь, я научилась строить мир вокруг себя - люди вокруг обнимают меня каждый день, и слушают мой скулеж, и гладят по голове. И не какие-то особые люди - скорее, любой, кто будет рядом, начиная с прохожих и коллег. Я научилась быть котиком, излучающим доброту и принятие, люди сами тянутся ко мне и ласкают, лишь бы котик не грустил. Но иногда мне так не хватает твоего взгляда, чтобы быть немного более уверенной в себе.
Внутренний стыд и неуверенность - вот что преследует меня во время всех моих дел. И тысячи уверений в обратном и поглаживаний других людей не хватает.
Конечно, в ближайшее время я найду способ, как это исправить.
А пока вот так - дрожать и бояться потерять любовь каждый день, поступив как-то не так. Даже зная, что если я сделаю что-то не так и ошибусь - от меня не отвернутся. Радость моя, ты сравниваешь меня с замерзшим диким ребенком, но мне все еще мало твоей бесконечной любви, чтобы избавиться от этих страхов.
Хочется просто просыпаться счастливой и с улыбкой смотреть в зеркало.

Лишь отблески твоего света не дают мне остаться в этом зимнем дремучем лесу. Я знаю, тебе все одно, как я выгляжу и что у меня неидеальная внешность, знаю, что ты никогда не осудишь за ошибки, знаю, что если оступлюсь - ты меня поддержешь. Только это и спасает. Я ошибаюсь, творю хуйню, говорю глупости - и с непониманием смотрю в зеркало - за что-то же ты меня любишь, вот это некрасивое лицо, расплывшуюся фигуру, зашуганный взгляд.
Только это и спасает, радость моя, каждый день.
______
Ну вот, не прошло и трех часов с поста, как случилось очередное происшествие. И все,что остается повторять про себя - я не виновата, я не могла ничего сделать,лучшим было не вмешиваться и защитить себя. Ага, нужно повторять почаще, чтобы в это поверить. И никого рядом, кто бы подсказал, что действительно нужно было сделать. В самом деле лучшей стратегией было сберечь себя или стоило попытаться защитить людей? Я не знаю и чувствую себя мудаком. Я трусиха, когда дело не касается близких (в таких-то ситуациях сразу все понятно).
______
...пускай на дорогах мрак. И все не то, и все не так, но что есть то и что есть так?..

duty and kindness

Наверное, это должно быть страшно - понимать, что окружающему миру ты нужен лишь как функция. Никого никогда не будет волновать, что творится у тебя на душе. Твои чувства всегда будут избыточно-лишними.
Но человек, такая скотина, смиряется со всем. Если выгоднее жить, не проявляя непринимаемых эмоций - значит, надо сделать себя таким. Позитив помогает налаживать социальные связи? Значит, больше не сметь быть несчастным. Повышенная эмоциональность мешает? Значит, снизить. Невозможно? Да ладно, препараты, тренинги, все достижения фармацевтики и психотерапии всегда к вашим услугам.
Если ты изначально никому не нужен и не по душе, и это продолжается десятилетиями - пора принять, что с тобой что-то не так с рождения. Не повезло с генами, бывает. Но всегда можно сделать себя нужной функцией, от которой зависит счастье других. Ты останешься для других объектом, но объектом приятным и полезным.
Наверное, это должно быть страшно. Но нельзя жалеть себя, нельзя проявлять лишние эмоции. Только долг и доброта, функция и приятность.
Если позволишь себе почувствовать слабость, злость, ненависть - сметут и ещё раз напомнят, что такие не нужны. Это даже не лицемерие, это ломка себя под мир.
Что ещё делать, если родился с оголенными нервами в не самом лучшем месте. И ни один прекрасный принц не сумел пробиться сквозь бесконечный поток боли от гиперчувствительности к окружающему миру - когда больно от каждого дня. Никто не смог стать той кожей и щитом, потому что да. Генная выбраковка.
И с годами учишься переставать чувствовать, балансируешь, чтобы не сорваться. Те механизмы, что другим даны с рождения, строишь сам.
Наверное, это должно быть страшно. Это то, чего я жутко боялась с того времени, как поняла, что такой мне не выжить. Что лучше умереть - чем так. И пришлось себя убивать. Десятилетиями.
Но сейчас мне не страшно.

Никакого эквилибриума не нужно. Просто объявите счастье и доброту - величайшими ценностями, и люди сами будут урезать свои эмоции, лишь бы не.

Когда психосоматика внезапно срывается в похмельном угаре, впервые за долгие годы, и слезы просто текут от боли мира, и дрожащими руками хватаешься то за телефон, то за лезвия - остаётся только радоваться, что в доме не наточены ножи. И отрубать чувства, чтобы искать рациональные решения. Потому что для функции такие эмоции неуместны.
Бросаешь пить, подбираешь смену лечения, ходишь к психологам и на массаж.
Когда в славном современном офисе класса а проскальзывает мысль, как хорошо бы вставить в рабочий стол лезвия и с наслаждением провести запастьями по остриям - просто отмечаешь это как баг, нуждающийся в фиксе.
Потому что есть обязанности. Есть долг. И нет, если меня не станет, вряд ли что-то изменится. Просто некоторые люди станут чуть менее счастливыми. И это достаточный повод.

Но радость моя... Знаешь, о чем я орала, сквозь рыдания, скорчившись на полу ванной, когда токсины влились в кровь, а волна боли смела все заслоны? Тебя здесь нет.
Я держалась, долго держалась на мыслях о том, как ты отводишь от меня все лезвия и снимаешь с шеи пояса и ремни. Потому что ты рядом и ты не простишь, никогда не простишь, и огненной дланью опалишь спину. Я долго жила, потому что ты так говорил, радость моя. Но тебя здесь нет, и даже не смей - слышишь, не смей! - утверждать обратное.
Радость моя, ты мой щит, моя кожа, моя возможность дышать. Но тебя здесь нет и некому отвести ножи.
И я уже не знаю, увидишь ли ты меня, когда наконец придёшь. Потому что кроме тебя - я никому здесь толком не нужна. Не нужны эти чувства, эти мысли, эти буквы и картинки - это все просто никому не нужно.
Конечно, это не повод останавливаться, потому что я вижу, кто стоит за моим левым плечом, и мне хочется оставить часть себя, пусть в таком виде.
Но тебя здесь нет, радость моя, тебя здесь нет.

И я ломаю, я сжигаю себя в попытках улучшить функцию.
Ты слышал, у нас тут кризис, доллар скакнул в два раза, и я готова сидеть на успокоительных, лишь бы снова поднять свой доход на дополнительные $10-15К в год. И знаешь, кажется, у меня получается.
И людей делать чуточку более счастливыми - вроде бы тоже получается.
Долг и доброта, радость моя, duty and kindness.

Но тебя здесь нет, и я не знаю, найдёшь ли ты меня, когда наконец придёшь.
___
Мне снится, как будто меня узнают по запаху - и он трется лицом о мою шею, пытаясь оставить метку. Смешной короткостриженный затылок, подростковая угловатость, универ и первая влюбленность - и все это не мое, как будто увидела чужое счастье.
Мне снится, что он прячет от меня лицо, замотанное тряпьем, чтобы я не увидела под ним - мясо, кости и смерть. И все это мое, как будто увидела свое горе.
___
А так все хорошо, радость моя. Текст выше - один из тех, что лежат в папках гуглдоков. Кому они нужны, правда же? Работа работается, дела делаются, путешествия путешествуются. Мне скучно рассказывать про свою жизнь и дела, про людей и события. Возможно, кому-то это все может казаться интересным, а мне - привычная рутина, доброта и долг.
Даже весь этот рассказ про истерику и суицидальный приступ - бывает, чо, свежо только первые дни, а дальше превращается в повод для иронии и схему действий при душевных недомоганиях. Психолог, массаж, успокоительные, спортзал, больше спать и пить воды. Нельзя болеть, когда есть долги и обязанности.
Меня нет, радость моя.
Свети другим, сгорая сам.
Говорить и писать не хочется ни о чем, кроме как о тебе. А тебя здесь нет и никогда уже не будет. И не то чтобы ты нужен здесь - у меня своя взрослая жизнь, и я с трудом представляю, как и зачем впихнуть в нее еще одного человека, как свое счастье делить с другими. Просто тебя здесь нет - и от этого цвета немного не те, и все какое-то игрушечное, словно сердце работает через раз.
И даже рассказать никому не могу о тебе. Потому что ты - единственное мое уязвимое место и единственная моя опора. То, что я не готова ни с кем делить. Наверное, от этого так все и не просто. Разве что писать иносказательные романы.

С другой стороны - здесь полно хороших прекрасных людей, заставляющих своей добротой биться мое сердце каждый день.
Но - да.
Мне снятся собаки, мне снятся звери, мне снятся твари с глазами как лампы... Я ощупываю пальцами свое лицо - мне нужен для дыхания другой газ.

Мне снятся драконы, мне снятся звери. Мне снятся полеты и снится магия те взаимодействия, которым нет описания в моем языке.
Я забываю почти все, когда просыпаюсь - все эти кланы драконов, все эти превращения, ощущения трансформирующейся плоти, крылья, другой язык и письменность и прочую ересь.
Я просыпаюсь и понимаю - это то, что никогда не существовало и не будет существовать, лишь забавные флуктуации ночного отдыха нейронов.
Я просыпаюсь и понимаю - никто не придет. Никто никогда не придет, и я здесь одна. Одна на этой заброшенной исследовательской станции на пустынной планете, летящей посреди холодной темноты космоса.
Никто не придет и не спасет меня, одиночество будет всегда, и хватит уже обдолбанно галлюцинировать о несбыточном.
Очень долго я на этой марсианской станции мечтала о том, что где-то есть земля, большая населенная планета, где кому-то не все равно на мою миссию, что обязательно появится кто-то - и если не заберет меня на шаттле в изначальный парадайз, on a jet to the promised land, то хотя бы разделит это пожизненное заключение или оценит мой невыносимый подвиг.

Этого никогда не будет. Никто никогда уже не придет. Нельзя тратить времени на пустые грезы.

Все это время мне помогала выжить вера в чужой взгляд с другой стороны. Но кроме меня здесь никого нет - лишь мое отражение в темной воде.
И не то чтобы это особо грустно, или как-то еще... Просто верилось, что однажды почувствую тепло чужой ладони в своей. Но уже никто никогда не придет. Время надежд закончилось.

___

Все хорошо, радость моя, все хорошо. Я знаю, что если хочется живого полета - к моим услугам парапланы и парашюты, это я попробовала, но нет никаких ресурсов пока серьезно "встать на крыло", теперь думаю затестить еще дельтаплан. (Возможно, встану чуть повзрослее и задумаюсь о летной школе.) Надо же как-то удовлетворять свою тягу к полетам и крыльям, ведь так? Это совсем не сложно - хотя бы настолько искусственно приближать реальность к снам.
И если говорить о попытках догнать неведомый кадат - я таки побывала в Австралии, все никак не могу дойти до отчета об очередном приступе wanderlust'а.
Так что, радость моя, я всеми способами пытаюсь затушить пламя бесконечной зимы - нахожу способы и сымитировать полеты, и путешествовать по дальним странам.
Только все это немноженько не то, радость моя, ты же понимаешь. Тебя здесь нет и никогда уже не будет.
Мне все так же будут снится драконы и тепло твоей руки в моей. Просто с каждым годом я все меньше придаю этому значение и все больше забываю свои сны на утро. Просто больше нет сил на веру и пустые надежды, и очень хочется быть счастливой.

Так что... все хорошо, радость моя.

мимоходом

Радость моя, все так же не хватает времени.
Точнее, кажется, его настолько много, что можно никуда не спешить и не думать о собственной внезапной смертности.
Радость моя, все так же хочется рассказывать тебе обо всем.
Черновики для постов все копятся, и больше уже в голове, чем в файлах.
О многолетних играх в реальной жизни, о любви всего мира, о своем отражении в зеркале и свободе выбора, о лавкрафте и разговорах с тенями, о сущности зверя, о глупых книжках... О том, как оно все тут, как я тут без тебя, радость моя, еще один год без тебя.
Как-нибудь, когда-нибудь, где-нибудь напишу, если это все еще будет. А если не будет - так и не надо, пожалуй.

Главная новость - меньше чем через месяц у меня каникулы в австралии. И это значит - опять буду больше снимать, чем писать, опять буду забивать пустоту вандерластом.
Радость моя, сердце мое, у меня все хорошо (ну или хотя бы нормально), можешь не переживать, напротив - даже немного гордиться мной. Живая, улыбаюсь по утрам. Разве нужно что-то еще?

...



Радость моя, о стольком бы хотелось тебе рассказать, даже не знаю, с чего начинать.

Сердце мое, здесь жизнь, здесь столько жизни, той, про которую поют - "именно вот это жизнь".
Душа моя, кто-то назовет эту жизнь страшной и ужасной, но мы же с тобой знаем - страха нет, страх убивает разум, и надо дать ему пройти надо мной и сквозь меня, и тогда там, где был страх, не останется ничего. Лишь я, я сама, солнце мое, как ты меня и учил всю эту жизнь.
Да, здесь тяжело порой так, что горло пережимает от всего этого, а ум застывает недвижим. Но, свет мой, ты всегда со мной, и это дает мне силы идти дальше и пережить еще один день.
Не знаю, как жила бы я без памяти о тебе, забытая и оставленная, но ты со мной - и это больше, чем память, это часть меня. Тьма моя, без тебя не было бы и меня. Такой уж точно.
Счастье мое, я живу, как ты всегда и хотел. И для меня в этой жизни нет страха и невозможного. Конечно, кроме тех дней, когда кто-то умирает - но именно вот это жизнь. Я и сама порой молю о смерти - но ты же так хотел, чтобы я жила, любовь моя.
Я и живу.
Живу так, чтобы ты мог мной гордиться, проходя день за днем.
Никогда не хотела быть такой, и даже больше - хотела быть не такой до смерти, самой настоящей. Но ты сказал - живи, и продолжал говорить каждый год.
Это нелегко, но, страсть моя, я все следую твоей воле.
Я учусь работать с людьми, и собирать из них команды, я начала измерять свой годовой доход в десятках тысяч долларов и планировать увеличивать его до сотни. Я учусь путешествовать и могу приехать в почти любую точку мира, которую увижу на фотографии, просто потому, что мне захотелось. Я знаю, что от меня зависит счастье и благополучие других людей, и строю системы, которые должны продолжать работать даже в случае моей смерти. Я научилась смеяться над кладбищенскими шутками (потому что надо продолжать жить и заставлять жить других), я научилась быть жестокой и беспощадной (потому что жизнь нескольких людей в команде - больше жизни одного).
Больницы и болезни, смерти и похороны, психиатрические лечебницы и суды, кражи и драки - это все бывает у меня за один месяц, печаль моя, без возможности сломаться и с обязанностью разрешать проблемы.
Когда я просыпаюсь от кошмара, что у близкого человека отрезало обе ноги и он стал инвалидом, то начинаю мозговой штурм, как жить дальше, и лишь после пробуждаюсь окончательно, не успевая испугаться. Потому что времени на слезы и страх у меня нет, горечь моя. (Ты же понимаешь, сильный мой, что здесь после кошмара ужаса настает кошмар потери - и надо придумать, как объяснить человеку, что жизнь не закончилась и как жить дальше, и зарабатывать деньги и быть счастливым, и выделить ресурсы на его поддержку - потому что своих не бросают. Потому что я теперь ненавижу самоубийства - и вовсе не за то, что человек распоряжается своей смертью, а за то, что не смог предотвратить. А я все еще предпочитаю живых, правда, странно, нежный мой?) Это то, как я теперь живу и как работает моя голова. Жизнь научила.
Хотелось бы быть маленькой девочкой и прятаться в твоих объятиях от такого мира, но тебя нет, есть жизнь и виски, сила моя, а я давно не девочка, прости.
Сейчас я знаю, как жить, когда скулишь от боли, потому что таблетки не помогают, а сил орать уже нет; знаю, как жить, когда разум отказал, потому что врачи превратили тебя в овощ; знаю, как жить, когда годовой доход не то что нулевой, а в глубоких минусах, и приходится скрываться от приставов; знаю, как жить, когда одна, и никого рядом не будет больше никогда, потому что мосты горят, а ты отвечаешь за тех, кто слабее; знаю, как жить, когда не соображаешь спасти - пусть не ближнего, а дальнего, а после платишь за памятник на безродном кладбище, потому что большего ты сделать уже не можешь; знаю, как из испуганных людей собирать команду и вести её сквозь года, готовя их к тому, что в любой момент тебя может не стать или ты можешь стать инвалидом.
Теперь я вроде бы знаю, как жить, радость моя, но так до сих пор не знаю, зачем. Но раз ты сказал, я продержусь до конца, опора моя.
И то, что тебя бы порадовало - с каждым годом я все добрее и улыбчивее, солнце мое. Ты же так хотел, чтобы я была счастливой, я научилась и этому. Ты так долго объяснял, что по-настоящему сильный человек может быть слабым, кажется, я доросла и до этого. Ломаться стало неинтересно, ну и, столько раз уже ломалась и чинилась, что стало неинтересно. Легко быть озлобленным и жестоким, это каждый сможет, а я же - не каждый, правда, солнце мое? Да и не могу я себе позволить быть злой, если хочу отвечать за благополучие других людей. Нужно быть доброй и счастливой, по-настоящему, искренне, даже если жизнь не балует.
Просто потому что есть я, и я буду, несмотря ни на какие трудности и беды.
А вся эта жизнь - все это грандиозная игра людьми и ресурсами, растянутая на года, милый, и я не могу смотреть на это по-другому, когда тебя нет, милый. Даже проигранная партия обернется для меня лишь свободой, милый. (И да, милый, когда-нибудь я прочитаю те книги, на которых ты настаиваешь.)
И, радость моя, здесь столько этой жизни...

Страха нет, душа моя, как и тебя. И даже если бы ты был рядом - не было страха тебя потерять, потому что я же живу без тебя. Я живу, и даже бываю счастливой, как ты и хотел.

Но, радость моя, с тобой было бы чуть светлее.
И еще про травмы и расстройства личности.

Психическая травма – это состояние нарушения целостности психики, вследствие чего психика не в состоянии функционировать здоровым, нормальным образом. Травматическая реакция возникает в ситуации чрезмерного стрессового воздействия на организм. Это может быть угроза жизни и/или здоровью, или ситуация, воспринимаемая психикой человека как таковая в момент происходящего.
«Неразрешенная» травма может на всю жизнь остаться источником всевозможных проблем. Частым следствием травматизации являются также различные хронические не поддающиеся лечению симптомы, панические состояния, повышенная тревожность, чрезмерная потребность в контроле, депрессия, потеря удовлетворения и смысла жизни и т.д.
Смысл травматической реакции заключается в блокировании физиологических механизмов регулирования стресса в мозгу и психике человека.
В древних структурах мозга (в лимбической системе) происходит сбой, и состояние стрессовой (травматической) ситуации фиксируется как постоянное «здесь и сейчас». С этого момента, человек некой частью себя как будто постоянно остается «замершим» в той самой ситуации, не имея возможности отреагировать, завершить ее.

(с)

Сайт про ДРИ www.didrus.com
Описывается разница между DID и DDNOS - к DDNOS относятся как расстройства схожие с ДРИ (но без амнезии), так и например трансовые расстройства.
Диссоциативные процессы как защитные механизмы в разном возрасте.
Структурная диссоциация личности - общие положения.
Три подхода к терапии.

Но это все психология как математика - сухой подход психиатрических клиник, сдобренный многолетней терапией и таблеточками.
А есть психология как лирика. Например, Архетипическая психология Джеймса Хиллмана, который ратует за психологический полиатеизм - типа, нет ничего такого, чтобы ослабить контроль эго и дать разгуляться в своем сознании различным образам-архетипам. (И это занятная конфронтация с Юнгом.)

конспект из введения - оставлю себе на памятьCollapse )

Совершенно два разных подхода. По одному, раскол личности - это страх остаться в одиночестве, создание ложного "мы", потеря самости и ин-дивидуальности. По другому - ай-шайтанама, гуляй народ, пусть будут парциальные личности и архетипы, все равно тебя на свете нету, только вечный поток, для слияния с которым совершенствуют восприятие.
И вся разница - в тооонкой границе между особенностями психики и диагнозом в DSM-IV.

Такая вот физика-лирика, надо будет потом почитать и вникнуть.

ДРИ

Наткнулась на чудесные изыскания Владимир Микаеляна о диссоциативном расстройстве идентичности. Клево и доступно про то, как травмы раскалывают психику на субличности.

Оставлю здесь много выдержек.

...вытесненная проблема (травма) не отмирает в бессознательном, напротив, она начинает активно формировать смысловые ассоциации. Вытесненная в бессознательное травма, становясь субличностью, обрастает новым смыслом, переходит порог Я-сознания в виде расстройства, приобретает новую смысловую форму и латентно развивается. Поэтому определенное время (оно для каждого индивидуально) человек не испытывает негативных состояний. Тот срок, за который в бессознательном формируется расстройство, знаменуется здоровым состоянием Я-сознания. Его психическое здоровье фиксируется до тех пор, пока в бессознательном формируется патология. Травма уходит вглубь, попадая на благодатное поле латентного развития вне контроля Я-сознания. Поэтому те или иные стрессогенные ситуации приобретают у разных людей разные формы негативных состояний.

Формирование альтер-личностей не самоцель для психики. По сути, этот сложный процесс не начинается без определенной цели, и цель эта – достичь эффективной психической деятельности, психического здоровья. Сформированные альтер-личности берут на себя разрешение травматического прошлого личности, поэтому они и возникают. А так как в своей автономной психической реальности травматическое прошлое получает разрешение, то пациент не желает интегрировать альтер-личность в единое психическое поле жизнедеятельности.


http://www.ysu.am/files/06V_Mikaelyan.pdf

И так далее, и в том же духе о следствиях травм, психотерапии, расколе личности как следствие конфликта с родителями, бегства от смертности и все такое.


Read more...Collapse )


И так далее, и тому подобное, и читать на ночь дедушку Юнга (который сам страдал подобным, кстати). А то подселенцы, подселенцы... Лечить надо детские травмы!

Вот в этом вся проблема с высокоорганизованными (и просто интеллектуальными) психами. Психическому отклонению не дают достичь клинической отметки и превращают в милую особенность характера, холят и лелеют, но - здоровыми от этого не становятся. Интеллектуальные и творческие люди отклонение делают источником ебанутости творчества, субличностям не дают развиться и сегрегироваться в отдельную идентичность и оставляют на роли голосов с той стороны, отводят им место демонов и муз.
(Здесь мы все схожи с шаманами древних времен, впадающих в транс, расщепляющих сознание и говорящих с духами.)



А я... Ну что я... Однажды я просто проснулась не одна.

Моя веселая жизнь была такой веселой и занимательной с раннего детства, что в один прекрасный момент психика не выдержала и расщепилась.
И дальше было все веселее и занимательнее, только укрепляя разделение.
Что удивительно (и судя по всем психологическим трудам, не такая уж редкость) - признав "утрату родителей", психика явила субличность защитника и старшего, оставляя мне роль испуганного ребенка. Теперь вот хз как теперь все-таки признать себя взрослой и проработать все-все-все травмы, укрепившие субличность, и свести себя воедино спустя пятнадцать лет развеселой жизни.

Я очень хочу быть здоровой и целостной.

Hello, my friend, how are you today?

Иии - очередная порция ерунды!
__
Мне снятся странные сны, как будто сердце вынули из тела, и начали нежно трогать, лизать, дышать на него, щекотать и мять, чтобы хоть чуточку забилось*.

Снится такое, что я не могла придумать и никогда не видела - а это могу сказать с полной уверенностью. Снятся странные девайсы и оружие - с механикой, несуществующей у нас. Снятся странные интерфейсы - тех, которых у нас еще даже не придумали. Снятся книги и города - конечно, тех, которых здесь нет.
И если бы просто города и места - их я привыкла фотографировать во сне и выкладывать в тамошний инстаграм - снятся города, ну, целиком. С историей архитектурой, с историей, которой нет у нас. И в памяти остаются только отрывки - ну зачем мне здесь знать, что "какие здесь дома, так напоминающие город NN - конечно, потому что во время войны архитекторы этого метрополиса строили города в той стране"? зачем мне помнить движения кисти, которым раскладывается этот нелепый девайс? зачем мне читать биографии авторов, которых не найти в википедии?
Да, здесь тоже архитекторы из одного метрополиса строили другие города - но стиль тоже другой. Здесь другая механика работы с гаджетами и компьютерами. Здесь совсем другие сказки.
И это все те вещи, которыми я достаточно интересуюсь и здесь, чтобы сказать - нет, здесь такого не было и не будет. Техника пошла по другому пути и я сейчас могу рассказать, каким мир будет через десять, двадцать, пятьдесят лет - и он будет не тем, что снится. И городов таких уже не будет. И книг.
Зачем тогда мне это все, если даже в футуризм не годится? Оно просто все другое.
Конечно, я могу вытянуть из памяти одежду, украшения - и воссоздать, могу нарисовать пейзажи. Но что делать с девайсами, интерфейсами, транспортом? Оно все даже не годится в концепты, потому что или пока нет средств реализации, или содержит те ошибки проектирования, которые здесь обошли при развитии.
Просто, ну, я могу забить на многое, что снится - ну, другой язык и деньги, людей и монстров, разговоры, места, города, разные события типа войн и собственных смертей, всякую сверхъестественную чушь и магию, даже транспорт - в конце концов, это ничем не отличается от очередного фильма. Но вот блин, взаимодействия с несуществующими гаджетами и интерфейсами, серьезно? Черт с историей архитектуры других городов, я даже согласна на цитаты из книг, стихотворения и прочие биографии. Но просыпаться с мышечной памятью обращения с предметом, о предназначении которого только догадываешься? Блин.
И если бы это каждую ночь - а то так, от случая к случаю, целостную картину составить не получится.
Такие вот сказки с той стороны.
__
864106
Кажется, уже писала, но не могу найти сейчас.

Когда становится тяжело, так тяжело, как обычно бывает в конце дня - когда мышечный зажим переходит в боль в груди и становится трудно дышать, наверное, что-то близкое к панической атаке, когда еще немного и окружающий мир и жизнь сдавят тебя так, что даже скулить трудно - тогда я обращаюсь к своей любимой медитации. Просто, ну, я не люблю испытывать негативные эмоции. И так слишком много хуйни случается, чтобы еще страдать от перегрузок нервной системы.

Мне нравится представлять, что меня нет. История появления этой мантры долгая и, понятное дело, не очень хорошая. Но для меня это работает.

Вы умерли в тот момент, когда родились.
Вы уже мертвы, полумертвы, ибо родившись, человек вступает в царство смерти, входит в него. Теперь ничто уже этого не изменит, изменить ничего невозможно.
Вы вошли в смерть. Вы полумертвы с рождения.
Cмерть произойдет не в конце жизни, она уже происходит. Смерть — это процесс. Мы создаем двойственность, однако жизнь и смерть — это как бы две ваши ступни, две ноги. Жизнь и смерть образуют единый процесс.
Вы умираете ежесекундно.


Может быть, мне проще, потому что я смотрю на шрамы, я помню, как вытекала кровь. Когда-то давно я дошла до какой-то грани, когда уже не считаешь себя живым, и кажется, провела на ней слишком много времени и застряла. В каком-то смысле я всегда буду там. И все это - лишь попытка перейти грань и завершить начатое.

И я представляю, что меня нет. Вот прямо здесь, в толпе людей в вагоне метро. Я здесь, но меня нет - и нет уже давно, когда кровь вытекла из меня. Вроде как живая, чувствую электричество в своем теле, но меня нет. И возможно, достаточно быстро не станет вообще - я расстанусь со своей памятью, чувствами, переживаниями, планами и надеждами, расстанусь со своей жизнью и собой. И меня не станет. Ничего от меня не останется. Это как тогда, в детстве, когда просыпаешься летом в темной комнате и понимаешь - все это закончится, и мы все умрем, и самое себя тоже закончится. Острое чувство потери, как будто отрезают тебя от тебя по живому мясу. Как будто уезжаешь из родного города навсегда. Как будто сегодня последний день каникул - и дальше ничего. Не будет другой жизни, не будет рая или ада, не будет ничего, и меня не будет.
Хотя меня уже нет. Я уже отказывалась от этого всего - по этим рукам уже вытекала жизнь (знаешь, шрамы никогда не заживают навсегда, они открывают путь и его уже не закрыть), и можно лишь скорбеть, что не хватило смелости на сонную артерию. Потому что все вокруг живые, а я - серединка на половину, поднятый труп, и бумажка прилипла к нёбу. И жизни у меня нет. Можно скулить по тому, что потеряешь, но на самом деле - меня нет. Меня уже нет.
Ничего нет. Все вот это - люди рядом, события - для меня этого уже нет, я не участник и даже не наблюдатель. Моя жизнь закончилась тогда, и заканчивалась после этого каждый день. Моей личности нет, и увы - я ничего не заберу с собой, ни образа мыслей, ни воспоминаний.
И когда меня нет, нет мне места кроме нигде. Остатком искры осознания можно ощутить вокруг себя - ну, скажем, ничего. Отсутствие зрения, осязания, тепла, звуков, мыслей. Меня нет, и нет ничего, нигде, никак. Благодатная тьма, с которой началось и которой закончится. Баюкающая тьма, растворяющаю в себе. И даже не тьма - просто ничего. Ничего и все.
Когда-то мне казалось, что в этой тьме можно найти кого-то, ухватить за руку, но знаешь, милый, у меня закончилась вся вера, у смерти не будут твои глаза. Ничего в этой тьме нет. Ничего нет, и меня нет, и это правда все бессмысленно, это игра ради игры.
Я стою и смотрю в тьму, хотелось бы думать, что темнота сочится у меня из глаз, но на самом деле - я улыбаюсь обычной милой улыбкой метрозомби. Потому что уходит боль из мыщц, уходят мысли из головы, уходит крик из груди, уходит мое все, и ничего нет, даже желания умереть - потому что для того, кого нет, нет различий и нет ничего.
И скоро моя станция, а это значит - вынырнуть из ничего во все, ощутить волны и связи, почувствовать людей рядом, вспомнить самое себя и свои желания, начать еще один час этой жизни. Мне всегда нравилось плавать, держаться в потоке и плыть. Это игра ради игры - и кажется, я знала это с самого детства и мне всегда нравилось играть.
Иначе бы в этот раз моя искра не отделилась бы от тьмы и не собралась бы причудливой комбинацией в меня, ведь так?
И снова я есть.

– Вот человек стоит на распутьи между жизнью и смертью. Как ему себя вести?
– Пресеки свою двойственность и пусть один меч сам стоит спокойно против неба!


Такая вот медитация, разбирать и собирать себя заново, тонуть в пустоте и возвращаться к проблемам. Мне нравится носить смерть под сердцем, и мне все еще есть за чем возвращаться, даже когда порой трудно отказаться от вечной тишины. Скорее даже, знание того, как просто мне отвязаться от всего - заставляет наполнять жизнь тем, что цепляет, создавать якоря, работать над собой. Я не могу впускать в свою жизнь то, что мне не нравится - потому что так я умираю чуть быстрее и желаннее. А хочется все-таки растянуть эту тягучую боль.
__
И мне правда это нравится.
Потому что, знаешь, нет никакой тьмы.

письмо к девушкам

конечно же, это переводCollapse )

— девушке, которая прогуливает школу дома, потому что она в депрессии и не может встать с кровати. Я люблю тебя.

— девушке, которая стоит перед зеркалом и не может справиться со слезами, потому что она критикует каждый сантиметр. Я люблю тебя.

— девушке, которая не может удержать в себе обед, потому что только недавно похудела на пару кило. Я люблю тебя.

— девушке, которая плачет на холодной плитке пола в ванной с лезвием в руке. Я люблю тебя.

— девушке, которая носит вещи с длинными рукавами в середине августа, чтобы скрыть свои шрамы. Я люблю тебя.

— девушке, которая выпивает целую руку таблеток, только чтобы ненадолго почувствовать себя нормально. Я люблю тебя.

— девушке, которая топит свои чувства в бутылке с алкоголем. Я люблю тебя.

— девушке, которая наблюдает как тот, кого она любит, влюбляется в другую. Я люблю тебя.

— девушке, мама которой говорит, что она недостаточно хороша. Я люблю тебя.

— девушке, которая запирает ванну каждый раз, когда отец напьется. Я люблю тебя.

— девушке, которая не пойдет ночевать домой сегодня, потому что её родители постоянно ссорятся. Я люблю тебя.

— девушке, которая чувствует себя безнадежной и одинокой, планируя самоубийство. Я люблю тебя.

— и тебе, девушке, которая читает это письмо, кем бы ты ни была, куда бы не занесла тебя жизнь, всегда помни: кто-то любит тебя...(даже если это только я).

Dp-ISCdWVcQ
tskpArede9E

картинкиCollapse )

Все будет хорошо. Я люблю тебя.

dsnvHQ4Ole0

(откуда-то из этих ваших интернетов)
Да! Да! Я сделала это! Я крутышка :)

Трип Азия14 [12 апреля - 4 мая 2014: Москва - Гонконг - Кота-Бару, Перхентианы - Куала-Лумпур - Мелакка - Сингапур - Новосибирск - Москва] можно считать успешно завершенным! 23 дня, 7 перелетов и еще сколько-то паромов, лодок, такси, автобусов, поездов и всего-всего-всего.

Это было клево, круто, красочно и самое главное - я одна, я сама-сама-сама сделала это!

Я возненавидела самолеты и научилась петь во время болтанок, была на маленьких островах и в больших городах, посреди шума мегаполисов и грязи трущоб, забиралась на вершины суперсовременных небоскребов и молилась Гуаньинь в древних храмах, плавала с черепахами и играла с лемурами, пила сингапур слинг и питалась по принципу "я не знаю что это, но я это съем", я влюбилась в Гонконг и полюбила Мерлиона, смотрела на звезды на тихом острове и распевала it's my life в шумном баре, и теперь мне есть что рассказать про Сингапур :)

По прилету в Сибирь меня начал колотить нервяк - уже из иллюминатора все выглядело настолько серым, что стало непонятно, как я здесь прожила десять лет, как и зачем продержалась в этом холодном однотонном аду.
То ли мне приснился нереально разноцветный сон и теперь я проснулась в обыденной яви, то ли на короткий миг вынырнула из черно-белого кошмара в настоящую яркую жизнь...
А потом вернулась в благословенную Москву - и меня попустило. У меня хороший дом и хорошая работа, целая моя крутая жизнь.
(То есть реально все хорошо - могу ходить задирать носик, что от съемной хаты, что от рабочего места, хехе, в 26 этажах русского интернета. Когда к этому возращаешься - что в хорошую квартиру, где куча клевых вещей, что на хорошую работу, где все современно и с тобой ведут серьезные разговоры о серьезных проектах - отдельное чувство, что ты сама всего добилась и сама все это заработала, включая красочное путешествие в отпуск. Все никак не могу привыкнуть - что я сама и что это все мое, моя жизнь!)

Конечно, той маленькой девочке из серого города, заплаканной и все пытающейся умереть, это все уже не поможет, даже расскажи ей тогда, каким будет будущее - это будет уже не она и не её жизнь, она так и осталась там. И порой кажется, что все это мне лишь видится в бреду реанимации.

Но это моя жизнь теперь такая - яркая, красочная и клевая.
И я сама её сделала и сделаю еще столько раз, сколько будет нужным.

Когда-то я была маленькой, остро нуждающейся в старшем, мечтающей о всемогущих драконах и благородных властителях, но рано или поздно, так или иначе, щенки вырастают сами и становятся драконами. Вот и я выросла.

«Ой, а ведь мне, чтобы иметь новые кроссовки, не нужно заканчивать четверть на "отлично", иметь прекрасное поведение и быть послушным мальчиком. Мне не нужно. Я взрослый человек, я сам могу купить себе кроссовки. И не только кроссовки. Я взрослый. У меня есть моя жизнь, у меня есть друзья, работа, разные дела, разные интересные планы… целая жизнь! Я взрослый человек»

Я взрослая. У меня есть моя жизнь, у меня есть друзья, работа, разные дела, разные интересные планы... целая жизнь! Я взрослый человек.

(И теперь мне стало очень трудно представить, как кто-то может быть рядом со мной, как один мир совместить с другим, и непонятно - зачем.)

923602_1382275882054323_1619603237_n62f33e64c7d211e3b7ff0002c9d079ec_810249137_288829917946391_1222764000_n

И не покидает ощущение, что я в руке бога. Что когда я иду, под мои шаги подставляют ладони, чтобы не поранились мои ступни. И стоит мне улыбнуться - весь мир будет у моих ног. Потому что со мной нельзя иначе, я хрупкая и нежная, меня нужно любить и баловать. Целому миру, всему миру.

Ну правда, такое чувство, что меня долюбливают за все то время, за четверть века в холодном северном аду, пытаются отогреть.
Разбирать фото-видео и рассказывать подробности пока лень, поэтому опять немного пруфпиков из инстаграма.

Конечно, все оказалось не так, как я себя представляла, но все равно очень-очень круто и классно. Настоящая разноцветная жизнь, моя жизнь, живая и очень реальная.

Я поймала волну :)

Гонконг

10175279_1455808801322008_1982596258_n1516362_1411250722478053_1348806129_n10261172_248122865373051_228535782_n
фоточки из гкCollapse )

Перхентианы, Малайзия

10251481_1412898838976432_798530446_n10251322_1516180498609574_1658683741_n (1)d61a5efec85e11e3a46a0002c9dd6de8_8
фотки с ПерхентианCollapse )

Куала-Лумпур

1517239_653029251413666_930908614_n914662_572615246170355_705631524_n923964_229491860582167_2146414177_n
фотки из КЛCollapse )

Малакка - Мелака, Малайзия

72edc6a4cc0f11e3b6000002c9dcc15c_82780710ccc1011e387020002c9d49d82_8a54db308cc1311e39fbe0002c9540138_8
фотки из МалакиCollapse )

Сингапур

1663177_609455629140227_911717187_n10296888_561768850596797_1296975027_n914672_226292094235597_177470782_n
фотки из СингаCollapse )
____
Черт, все равно не верится. Совсем еще недавно я была заплаканной девочкой с серой жизнью, мечтающей о чем-то большем и убегающей в сказки, и вот... Нет, проблем и слез не стало меньше, но как-то все стало более по-настоящему, что ли. Стало и продолжает идти. Круто как!

I have a whole big life to live and I'm not afraid of pain.
"I must not fear.
Fear is the mind-killer.
Fear is the little-death that brings total obliteration.
I will face my fear.
I will permit it to pass over me and through me.
And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path.
Where the fear has gone there will be nothing.
Only I will remain."
— Litany Against Fear, Dune by Frank Herbert




Порой совершенно не знаешь, где и как поймаешь нужную волну. (Никогда не знаешь где тебе повезет, ага. Но практикующие геоманты кафедры странников отрицают всякое везение.) Внезапно происходящее событие обычно имеет длинную предысторию, нужно только уметь отслеживаться как кусочки паззла складываются в неожиданную картину.
Началось все год назад, когда у меня сложился первый трип в азию и я очаровалась шанхаем. Или еще раньше - из кучи событий прошлого, толкающих на путешествие к далеким островам. Так вот, год назад появилась идея съездить в азию еще раз.
За это время все складывалось и перемешивалось кучу раз, строились разные планы и отменялись. Стало казаться, что никакого путешествия не будет, и все лишь моя страсть к бурным фантазиям.
Жизнь, как обычно, не баловала. С осени я впала в тихую депрессию, выражавшуюся в чтении огромного количества глупейших книжек (я не шучу, действительно огромного, думаю, за полгода их количество перевалило за сотню). Я даже перестала смотреть сериалы, ведь помимо работы моя психика выдерживала только безыскусный биораствор чужих эмоций. Тупые женские сказки про любовь - и желательно в других мирах, в этот такая незамутненность абсолютно не вписывается.
Когда доступная в интернетах приемлимая "романтическая фантастика" стала подходить к концу, а депрессия все еще не заканчивалась, ручки потянулись писать свое. Ну, кто из нас не грешил написанием собственных сказок... Что ж еще делать, когда становиться нечего читать, а своя книга книг не найдена.
(Можно оправдываться за столь постыдные факты своей биографией неудачной любовью, проблемами на работе, с деньгами, в семье, пропавшими членами семьи, предраковыми болезнями, гормональными таблетками или вообще горстями таблеток, делающими из меня желе... Но есть факты - героини из меня не выйдет, я слабая, жалкая и впадающая в депрессию при любых трудностях. Все так. Мне тоже это не нравится, и я хочу над этим работать.)
Нашла старые черновики и стала в феврале тихонько пописывать сказку для себя. А так как действие происходит в конечно же параллельном мире, где технологии чуть более продвинуты, то, памятуя о шанхае, возникло желание побывать в азиатских столицах. Ну хоть каких-нибудь.
Но жизнь все еще не баловала, идея об азия-трипе оставалась фантазией, отпуска не предвиделось. Ничего не складывалось. Четвертого марта наброски пополнились очередной главой, где я стою посреди азиатского аэропорта и ищу курилку во время пересадки. Просто, ну, если я никуда не еду - то почему бы об этом не помечтать?
Девятнадцатого марта мне приснился сон, как я лежу на спине, смотрю на ярко-голубое небо, из глаз текут слезы и мне от всего, от всей жизни горько и обидно. Там, во сне, опять пришла весть о чьей-то смерти, в общем, как обычно. Знаете, такая усталость от жизни. Вроде спокойно, но уже невозможно. И так весь сон, маленькую вечность.

А потом как-то все сложилось.
Через несколько дней с помощью окружающих я накидала примерный план поездки, потому что все в конец заебало, еще и сны снятся такие. Нашлись деньги, нашлись билеты. 26 марта я купила билеты, 31 подписала отпуск, через неделю забукала отели, сегодня наконец-то отправила доки на визу в Сингапур.
От идеи до поездки прошло меньше месяца или больше года - смотря как посмотреть.
Так что я должна увидеть и мегаполисы, чтобы понять, о чем писать, и поплакать пьяной на белом берегу далекого острова.

К чему это я все веду, кхм. Мне страшно! Мне пиздец охуеть как страшно! Я ввязываюсь в какую-то неебическую авантюру, я нифига не знаю, куда еду и вот это вот все, ааааааааа. Ну то есть люди там планируют отпуска заранее, читают какие-то отчеты, изучают детали. А у меня только билеты, ваучеры, деньги и путеводители, которые я купила только сегодня! Оно все произошло как-то совершенно без моего ведома, само сложилось, и меня так несет на этой волне, что я могу только паниковать. Я понятия не имею, как добраться из аэропортов до гостиниц, какой курс валют в трех странах, можно ли курить на улицах и чокаво там с интернетом. И да, самолет послезавтра! Я еду одна, совсем одна, ааааа... И практически все, что я знаю о пунктах назначения - это их названия.
Как-то вот в книжках про попаданцев такого не пишут - что надо знать, как устроена транспортная система, какую еду стоит есть, как не нарушать законы с курением и по каким улицам не стоит ходить. Не говоря уже о знании языка =_= У меня даже в переписке с отелями слышится акцент "лет ми спик фром май харт".

В общем, я как всегда. Любимое хобби - ввязаться во что-нибудь, а потом с увлечением выбираться.
Ужасно страшно. Но - нельзя жить в страхе. Надо как-то выбираться из своей уютной полукомы с книжками, прекращать жить чужими эмоциями и - если уж хочется увидеть другой мир - почему бы просто не купить билеты на самолет.
_
И да, слышишь, я поймала волну! Теперь хрен ты меня достанешь.

:

слова, слова, слова

"Мне не надо спасительных слов.
Их своих у меня - как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов,
Слышишь - дай мне канал связи!"

Может быть, стоит записывать не то, о чем молчится.
Например, мне внутри своего самообучающегося мирка всегда адово не хватает слов, терминов, понятий.
Нет, конечно позже я нахожу в книгах придуманные собой велосипеды, но так жалко, что позже. Каждый раз обещаю себе искать больше среди мудрости веков, и каждый раз горожу свои огороды. Может быть, нужно просто упорядочивать свою внутреннюю терминологию, строить личную систему координат.

Про потоки и волны я начала писать в девятом году, а на Чиксентмихайи наткнулась в одиннадцатом. И так постоянно. Вроде три года не срок - но достаточно, чтобы изломать себя.

Наверное, всем остальным это дается по умолчанию, родителям. А мне, как какому-то инвалиду, выродку, приходится составлять свой словарь об окружающем мире.

Read more...Collapse )

Но сейчас кажется очень важным найти два слова, которых я не могу вспомнить на русском. Вот есть любимый и любящий. Первое - тот, кого любят. Второе - тот, кто любит.
В моем мироощущение сейчас адово не хватает еще двух слов. Тот, кто принимает любовь, и тот, чью любовь приняли.
Почему-то внезапно это оказалось неимоверно важным - найти слово для того, кто любит и при этом его любовь приняли, пусть и не любят в ответ. А еще важнее - для того, кто любим и принимает эту любовь, пусть и не любит в ответ.
Кажется, что в русском языке и "любимый", и "любящий" вовсе не означают взаимного принятия. И вообще, не могу вспомнить термин для "принятия любви". Позволять себя любить, будучи любимым - это да, но вот принять? Просто принять, как солнечный свет, и знать, что любим?
Не могу вспомнить слова. И это то, что всю жизнь со мной было не так - я никогда не принимала ничью любовь, как Фэри из "Тихой обители". Меня любили, я позволяла себя любить и любила в ответ, но никогда не принимала ничью любовь и не верила в нее. Меня не учили принимать и греться, скорее даже обратному, и ни у кого не хватало терпения научить меня этому. И что можно делать с человеком, которого любишь, но который этого не примет никогда? То-то и оно.
Чтобы отдавать и любить, нужно уметь принимать и быть любимым. Но я даже слова для этого не знаю!

И таких вещей без слов в этом дурацком человеческом мире слишком много. Не покидает чувство, что для всех это совершенно очевидные вещи, а я требую слова для действий, описывающих вдох или выдох. Ужасно обидно.
___
Все-таки я непозволительно много времени и энергии трачу на эту ересь. Насколько бы легче было жить, если бы во мне не было таких надломов и травм, отвлекающих от реальной жизни.

К слову об IRL.
12 апреля - 4 мая: Москва - Гонконг - Куала-Лумпур - Кота-Бару - Перхентианы - Мелакка - Джохар-Бару - Сингапур - Новосибирск - Москва.
(Да, я ебанулась.)
Мне скучно, еду я одна, поэтому планирую спамить фоточками и может быть даже что-то писать знойными вечерами.
Билеты на основную часть перелетов куплены, осталась забукать гостиницы и почитать, куда я все-таки лечу. А я вместо этого всякой чушью голову забиваю и посты в жежешечку пишу, аааааа! Где логика, где разум...

Все, ушла паниковать перед отпуском.
_
Но ты выходишь, чтоб там - за дверьми -
Ждать своего сеанса.
Чтоб этому миру в глаза швырнув
Пеплом своих пристанищ,
Крикнуть ему: "Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!"

пламя бесконечной зимы

«Представьте себе природную среду, где человек без специальных защитных приспособлений неизбежно погибает через несколько десятков минут. Это не жерло вулкана, это наша страна зимой. Оказавшийся на улице человек, так сказать, в своем натуральном обличье, имеет не больше шансов уцелеть, чем выпавший за борт корабля посреди океана.
Мы просто не замечаем той ситуации, в которой живем.»



И молчание, и пустота рвет крышу напрочь. Бесконечная зима, в которой живешь, не замечая. Бесконечные снежные просторы, где взгляду не за что зацепиться. Спасительную ночную темноту приветствуешь с облегчением, потому что за день глаза слепнут от солнца и снега. Спустя года холод уже не чувствуется и становится другом, а не врагом. Ветра заметают следы, и не знаешь, откуда пришел и куда идешь. Может быть, все это время ходишь по кругу, пытаясь выйти... куда? Если бы помнить. Голоса и музыка из редко хрипящей рации кажутся звуками потустороннего мира и галлюцинациями от тишины. Первое время еще пытаешься разговаривать вслух с собой, но постепенно забываешь слова.Никого и ничего вокруг. Спать в снегу, есть снег, пить снег. Бесконечная снежная пустыня нифльхейма.
Просто идти, шаг за шагом, год за годом. На внутреннем упорстве, что где-то есть что-то, где-то есть кто-то, что зима не бесконечна и где-то цветут сады.
Ведь снятся долгие, такие реальные сны о лете и живых, что можно спутать с настоящим, если бы не холод, живущий внутри, если бы не лед, выдающий взгляд посреди самого жаркого дня. И может быть, может быть, эта зима не бесконечна.
_
Кажется, я просто родилась в этой зиме. Первую половину жизни я не могла спать от постоянных кошмаров, где были такие ужасы и столько смерти, что после не страшен ни один ужастик, а вторую - сама становилась таким кошмаром. Для меня просто не было чего-то другого, так уж работала эндокринная система. Наверное, психика была бы целостнее, если бы вокруг был постоянный кошмар, можно было бы причинять и принимать ужас. Потому что с детства было понимание, как в этом жить. И это было бы правильнее. Но меня выкинуло в добренький мир, и держит так, что невозможно вырваться. Я бы рассказала про то, как часто хочется вскрыть вены или хотя бы резать кожу, и про то, какие блоки на этом стоят, и как корежит, когда пытаешься эти блоки сдвинуть, и как легче дышать, когда в жизни появляется хоть капелька кошмарчика. Но бог есть свет, и в нем нет никакой тьмы, слышишь, бойцовый кот?
Поместите темного в эльфийское царство и наблюдайте, как он выживет среди бесконечной зимы. Потому что нет ничего, нет ничего, что радовало или огорчало, только тишина и пустота. От этого не сходят с ума, от этого перестают говорить.
Но если можно пережить огненный ад кошмаров и пыток, то можно перейти и снежную пустыню.
Просто, не знаю, ну, одиноко, что ли. Никому не расскажешь, ни с кем не поговоришь, и главное, непонятно, куда это все. Чувствуешь себя роботом, потерявшим программу. Вроде зачем-то тебя такого сделали, какое-то предназначение есть, но все что можешь - идти и идти.
_
Ну окей, выкинуло. Все это делается просто. Сначала идут кошмары и ужас, страх смерти, и вот эта вся хуйня, вокруг столько беготни. Признание животной сущности и конечности этой самой своей сущности. Потом, конечно, инициация смертью, по мне так - обязательный этап взросления. Не пережив смерть, всю жизнь можно пробегать от этого страха. Потом - глобальный дзен и растворение в пустоте и потоках, и прочая хуйня, вокруг которой тоже беготня, но уже поменьше. Некоторое время надо побыть в нигде и понять иллюзорность всего, но как и в инициации смерти - не стоит пребывать там долго. Равнодушие, как и страх - всего лишь инструменты. После тьмы, смерти и пустоты ебнет, конечно, осознание бесконечной милости божьей и его любви, света, и прочей поебени. Ну, конечно, с ретранслированием все этой доброты в добренький мир. Что ждет труевого воина потом? Хуй его знает, кастанеду я не читала, а у дедушки юнга пока не нашла. Мне кажется, там должно быть что-то, включающее жареное мясо и крепкий алкоголь из дубовых бочек, пусть даже роботам оно не особо-то и нужно.
_
Подруга говорит, что у меня книжный запой и я бухаю дешевым чтивом. Чтиво - кажется, за полгода книг перевалило за сотню - забивает все каналы восприятия лучше алкоголя или сериалов, мозги полностью занимаются буквами, чужими эмоциями, нехитрыми сюжетами. Стоит только закрыть очередные мегабайты текста, собственные эмоции взрываются так, что хочется орать. В голове слишком много всего, что сливается в свою причудливую жизнь. Открываю бесконечные файлы и что-то туда пишу, какие-то чужие жизни, чужие эмоции, наверное, бывшие когда-то моими. Это создает впечатление, что в какие-то моменты я была живой.
_
Кстати да, вот какой-то файл.

В жизни происходит так много плохо, что остается только молчать.
Наверное, потому последние года и молчу. Молчу ихо всех сил, молчу на пределах, молчу - как затаскиваю в гору камень, чтобы его упустить из рук и снова затаскивать.
Молчу не потому, что не хочу рассказывать обо всем этом - хотя конечно не хочу, молчу потому что нет слов.
Все это - такая разновидность ада, когда заканчивается все. То есть, совсем все, и слова, и молчание, и ты сам. Нечем говорить и некому говорить - остается только смотреть бродячей собакой, ловить взгляд каждого проходящего мимо, ну догадайся же ты, догадайся, почему я молчу. Не догадываются. Молча проходят мимо со своими собственными камнями за пазухой.
Самое страшное, когда перестают снится сны. Это мой худший кошмар в жизни - когда ничего не снится.
Ведь даже если живешь и молчишь, молчишь и живешь, но тебе снится что-то такое, эдакое - что трогает сердце поцелуями нежными, то чувствуешь себя живым. Пусть здесь, сейчас нет ничего, но там, та-а-ам, под глазами - что-то заставляет твое сердце биться. Показывая несбыточное, показывая негаданное, шевелит тебя во сне - и ты живешь. Захлебываешься от глухой тоски несбывшегося и небудущего, но живешь с этой полынной горечью на губах и как-то оно уже не так бессмысленно. Потому что надежда есть, как же жить без надежды-то, пусть и неосуществимой под этими небесами.
А вот - не снится. Ты живешь, а тебе и не снится ничего. День не снится, два не снится, год не снится. И ты умираешь потихоньку, сердце замирает. Потому что здесь - ни-че-го не заставляет его биться. Да и не заставляло, если повспоминать.
Вот так живешь, молчишь, не снится тебе ничего ночами. Каждое утро гадаешь - это я умер или еще нет? А если умер, то почему все продолжается?
И все равно просыпаешься каждое утро, против природы-то не попрешь. Живое ли твое сердце, в камень превратилось - все равно, иди сквозь ад, молчи, спи без снов, но иди.
Я и иду.
Идти сквозь ад - нехитрая привычка, человека всему можно обучить. Это с детства прививается, с кислым молоком матери, с сухим равнодушием отца. Учат не знать никого, даже себя, не верить никому, даже себе, не любить никого, даже себя.
Вырастаешь такой - и нормально тебе. Нет никого, чтобы любить. Нет ничего, чему бы верить. Ничего и никого не знаешь. Вроде есть человек, а вроде - нет. Ни к кому не тянется, ни от кого не зависит, никого не слушает. Что с таким сделаешь-то. Сердце не бьется.
Главное тут - чтобы не начались снится сны. Лучше уж кошмарами воспитывать, учить сражаться и умирать, но не показывать ничего. А как покажешь такому человечку, что любить можно - все, пропадет человечек. Спать будет без просыпу, в книги уйдет, в людях запутается, лишь бы найти то, что снилось, несбыточное.
Искать будет, плакать, ноги собьет, руки изрежет, мозги наизнанку вывернет и сложит как попало. Но не поймет. Он же не знает, как заставлять сердце биться, как чего-то в жизни хотеть.
Вот так и я. Сердце не бьется, лежит камнем в груди, давит. И вроде помнится, снилось когда-то что-то такое, что всю жизнь отдашь ради пяти секунд - да когда ж это было.
А сейчас - ничего, живи и молчи. Все живут, и ты живи.
Иду через ад и молчу. И адом здесь вовсе не все то плохое, что происходит, чего со мной только не происходило да и прошло. Адом здесь - молчание. Жить-то незачем. Сны не снятся, несбыточное останется несбыточным, а больше мне ничего и не надо.
И себе я не нужна, и люди мне не нужны. Одна надежда - дожить до того момента, чтобы убежать от всего и всех подальше. Чтобы всего этого никогда не видеть и не слышать и не помнить, и, кого не любишь, в глаза не знать, и смотреть на звезды. Может, тогда я и жить начну, и говорить научусь.
А пока - молчу.
Буддистский монах, брошенный в суету жизни, спешно старающийся обучиться правилам игры, пока она не закончилась.
Все, о чем я могу говорить, так это о темноте, о пустоте и о свете.
То есть, наверное, я могла бы говорить и о жизни, о том, как решается суета сует, о людях, смертях, деньгах, усталости. Но это все дела совершенно неинтересные, смертные, они идут, и так много плохого, что слов на это нет.
Говорить же о пустоте - гораздо проще и легче. Когда взрос в пустоте, питался пустотой и в пустоте видишь лишение страданий и благословенную тишину - разве это не благодатная тема для разговоров?
То, из чего пришел, чем являешься и чем будешь.
Для других, быть может, это является откровением, для меня, воспитанной холодом северных земель - единственным способом жить.
В пустоте, сквозь пустоту, с пустотой.
Пока не снятся сны, заполняющие светом, любовью и неосуществимыми надеждами. Сны, заставляющие сердце болеть и быть живым.
_
Все, а то я не сдержу цинизм в адрес своего нытья.

На самом деле все норм, просто накопилась усталость, от которой рвет крышу. Настолько, что я намереваюсь ввязаться в очередную авантюру и пробежать еще несколько тысяч, или десятков тысяч километров. Это лучшее, когда пламя бесконечной зимы разжигается новой силой - разозлиться, показать миру улыбчивый оскал и сделать пару-другую ненормальных вещей. Заткнуть дыру в себе wanderlust'ом, легкое сумасшествие - подкормить реальными поводами.
Тебя здесь нет, и я никогда не поймаю твою ладонь в этой темноте. Но никто не мешает бежать мне сквозь пламя бесконечной зимы так, как я захочу.
b028b6a0711a11e38c000e4efbc22637_8d6a886cc683f11e384aa0e665d98c42b_851ab1cf681a211e394110aba5f93e480_8
a38440b468ea11e39bb70ef6122a9883_83c99579259d411e3aa05126f1c99ab93_7158cf29069a011e384c90e6362b12419_8

Ну и еще один год прошел, в жизни у меня все по-старому. Я все та же. Не знаю, что должно ебнуть, чтобы хоть что-то поменялось, во мне и вообще.
Все норм.
первый опыт подъемной съемкицветной каньон98d8c3fe6bfd11e3957d12d83f881799_8

просто фотоCollapse )

У меня нет слов, все та же пустота и молчание внутри. Тебя нигде нет, и я пытаюсь заткнуть дыру в груди wanderlust'ом. Эта затычка не хуже всех предыдущих опытов: работы, рисования, слов, мужчин, алкоголя, наркотиков и адреналина. Тебя нигде нет, и я все иду долиной смертной тени, но хотя бы с широко раскрытыми глазами, смотря на творение лорда нашего. Может быть, из всех этих картинок разных мест по всему миру сложится пазл, и дыра в груди закроется, и я стану целой. Может быть.
Знаю, это неправильно, чувствовать себя неполным без чего-то или кого-то еще. Но у меня не проходит ощущение, что я нахожусь не там, дышу в полсилы, живу вполсилы. Искать недостающее надо в себе, а не снаружи. Я все понимаю.
Но тебя здесь нет.
толпы туристов у карлова мостаcb2bb26e012011e3881122000a9f12f2_79f3ba726024811e3922a22000a1fdc29_7

Или вот несколько дождливых дней в Праге.
Старе место, нове место, карлов мост, собор святого витта, летна, розовые сады, яблоки во францисканском саду, дубы вышеграда, петршин, йозефов, жижков, хардрок кафе и будда бар, башни, витражи, бесконечные ступеньки и спуски, красные крыши и белые павлины, трдельники и бездельники, охраняющий реку мальчик и покровитель безнадежных дел и отчаянных ситуаций, художники и туристы, туристы, туристы.

В Праге нескольких дней безнадежно мало, и хочется там пожить, но еще больше - хочется оттуда сбежать. Но об этом напишу как-нибудь позже.

много фото на телефономыльницуCollapse )

И да, милый, я все бегу за тобой. Я готова бежать по всему миру, чтобы найти тебя. Я немного побывала в азии, немного в европе, но тебя нет и там. Но я не остановлюсь, слышишь? Я не остановлюсь, я буду искать. В мире нет ничего прекраснее чувства, чем поймать твою ладонь. Ведь если тебя здесь нет, тогда зачем это все?

И да, я буду идти и бежать, я обойду весь свет, я буду искать то, что мне снится. Должны же где-то быть эти города и места, и может быть – даже люди.
Должно же это где-то быть.
6b06873ad37911e290de22000a1f97ef_7

Нет сил что-то рассказывать, даже жить особо нет сил. Только смотреть и фотографировать, да и последнее не всегда. И сны снятся постоянно такие – как будто вижу и фотографирую что-то нереально сказочное, какие-то невероятные города.

Нет сил разбирать фото и видео, поэтому кое-что из инстаграма.

В Сибири как-то так было в мае:
badlandsCollapse )

В Москве как-то так все время:
dcCollapse )

В Питере как-то так летом:
dc2Collapse )

So it goes.
But, though I walk through the valley of the shadow of death, I will fear no evil: for thou art with me.
И я бегу, чтобы догнать тебя.
Я бегу, я плыву, я прорываюсь сквозь тьму к свету, и я все еще верю, что однажды я прибегу к тебе. Что в конце моего пути будешь стоять ты, и я увижу твою улыбку, и зароюсь в твои объятья, и дальше мы пойдем вдвоем.
И в такие моменты моя щенячья радость безгранична, я верю, что если бодро бежать, там обязательно будешь ты, и что тут говорить еще.
Я бегу сквозь года и события, я спотыкаюсь, я тону в омутах, мне вечно не хватает дыхания и кислорода, я глотаю мутную воду и ледяной воздух, в глазах темнеет, а уши глохнут. Но я выворачиваюсь, нахожу второе, третье, пятьсот третье дыхание, и бегу тебе навстречу.
Я выправляю свой путь, надо просто знать, какой шаг - это еще один шаг к тебе, и каждый раз подпрыгивая и зависая в беге, я чувствую как еще один мой след загорается на пути к тебе. Я бегу сквозь радости, сквозь горе, сквозь тьму - к свету.
Моей щенячьей веры достаточно, чтобы знать - еще одна лестница, еще один пруд, еще одна дорожка, еще одно что угодно - и я встречу тебя. И все, что мне нужно будет - улыбнуться и перевести дыхание. Здравствуй, как же ты был без меня.

И сквозь темную воду, сквозь долину смертной тени - я иду, бегу, плыву, лечу - к тебе. Я отбрасываю все, что только можно, я отбрасываю страхи и печали, я прохожу сквозь горести - мне бы донести только блестящий взгляд и детский смех. Потому что я так долго бежала к тебе, я искала тебя повсюду, я обогнула весь мир - лишь бы только обнять тебя. Потому что как же ты без меня, как же я без тебя.

И это стоит любую цену. Стоит идти сквозь боль и страдания, сквозь потери и горести, лишь бы сохранить улыбку и радость. Стоит прорываться через все это, пробегать и проходить, чтобы встретиться. Потому что
Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы.

:

скука смертная

“Be happy,” he said, “and stay happy.”

Если продолжать о боли, крике и молчании.

– И я знаю. Ты целый день об этом кричал.
– Кричал? Не помню. Мне кажется, я уже больше недели молчу. Поговори со мной, а? Расскажи мне историю со счастливым концом. Мне очень надо, чтоб со счастливым. Иначе, не дождавшись Рождества, я подарю сам себе веревку, мыло и добрый крюк.

Жить и постоянно нести в себе боль, стараясь дотерпеть до того угла, где можно будет вырыдаться, выкричаться. Обида на всех и жалость к себе - они приходят волнами, их можно перетерпеть, но вот страх - страх испугать других криком - он постоянен.
Это как в самолет, когда эта железная махина отрывается от земли, кусаешь губы, чтобы не заорать от внезапно нахлынувшей аэрофобии, понимаешь же, что нельзя паниковать - следом запаникуют другие.
Первое желание, когда находишь тот угол, в котором не страшно - рыдать в голос. Потому что, ну, знаешь, знаешь, как мне здесь было без тебя? И чтобы держали, и защищали, и позволили вдоволь побояться, отливать свои страхи в крике. На ручки и плакать.
Желание ребенка - подойти к матери и реветь в подол, не потому что больно или обидно, а потому что испугался и нуждаешься в утешении.

И вот это - страх смертный. Это детский страх смерти, страх позволить быть себе настолько слабому, чтобы проявить свою слабость в плаче, дать смерти подойти к тебе достаточно близко, подышать на твои волосы и сказать ей - да, я смертен, но не сейчас, не сейчас. И делаешь вид, что не плачешь, никого не пугаешь, как будто и не боишься, как будто и будешь жить вечно.
Я слаб, слаб и смертен, дайте мне мой угол, дайте мне мои два квадратных метра, дайте выкопать яму и вышептать в нее свои страхи.
Это то состояние, когда проще уже дойти до смерти, и побыть немножечко мертвым, лишь бы не бояться. Потому что мне страшно, но я не боюсь.


Боль утомляет. Она привычная, с ней просыпаешься и живешь, ты прекрасно знаешь, отчего люди замирают посреди разговора, отчего они так зажаты, отчего так нелепо двигаются рывками. Несешь в себе боль, лелеешь как маленького лиса за пазухой, замирая перед тем, как открыть дверь и думая - славно бы было сейчас лечь на пол и лежать. И все бы ладно - но усталость. Не желание почувствовать что-то еще, не желание быть счастливым, просто - пусть все прекратиться, пожалуйста. Чтобы один день проснуться - и ничего не болит. Устаешь терпеть, просто так устаешь, до равнодушия, до скуки. О чем тут плакать, о чем жалеть себя, когда у боли нет начала и конца.

И вот это - скука смертная. Боль не болезненна, боль утомляет. Утомляет долготерпением, утомляет потраченными деньгами, утомляет до смерти. Уже ничего не хочется, уже ничего не нужно, уже ничего не радует, все краски становятся одного цвета, а звуки - одного тона. Это то состояние, когда не понимаешь, о чем улыбаются люди, призывающие быть счастливыми - ведь это так просто. Радость кажется недостижимой, когда ближайшая мечта - провести хотя бы один день без боли.

И речь здесь не про дни или часы. Речь про года. Года между смертным страхом и смертной скукой.
Годами идешь долиной смертной тени между страхом и скукой, годами молчишь, годами каменеешь внутри от крика и боли.

But, though I walk through the valley of the shadow of death, I will fear no evil: for thou art with me.

И я верю, что все будет хорошо.
___
PS Да, я в курсе, что такое ненормально, что у любого подобного излома есть причина, что "невозможность радоваться" и "невозможность бояться" - гормональные, я в курсе причин и стараюсь их исправить. Это просто записи про то, как я живу.
— …жизнь моя подошла к концу и я разочарован. Ничего из того, на что я надеялся в юности, не сбылось. Случались, конечно, занятные моменты, но неизменно сопряженные с дикими трудностями, вырванные у жизни на пределе сил, ни разу ничто не досталось мне даром, теперь мне все это обрыдло и хочется лишь одного — закончить свои дни без чрезмерных страданий, тяжелой болезни или инвалидности.

Ненавижу такие периоды в жизни, они длятся годами и грозят из периодов превратиться в жизнь.
Это все восприятие больного, поломанного человека, и во время болезни оно особо остро - и себя особо жальче.
Больше года не хочется ни с кем говорить и ни с кем общаться.
Просто потому что надоело. Какие-то остаточные иллюзии о понимании людей разбились о серию предательств близкого круга, ну и - все. С кем-то просто прекратилось общение, с кем-то общение свелось к поверхностному минимуму, и не сказать, что от этого что-то поменялось.
Ушли иллюзии о том, что если рассказывать - то поймут. Нет, не поймут. Пока их так же не вмажет и не расплющит, пока не взглянут на тебя раздавленно - а как ты с этим живешь? Да господи, так и живу, все же живут, вам просто везло до недавнего времени, что вы не сталкивались с реальной жестью.
Конечно же, возмущаются. Конечно же, говорят, что нет такой вещи, как везение. Только результат тяжелого труда и бессонных ночей. Да господи, как будто другие не пашут и спят спокойно по ночам. Тот же тяжелый труд, те же бессонные ночи, только результатов - сожженные мозги, кровавый кашель и выблеванные внутренности. Потому что не всем везет.
Как будто другие не ходят на свидания, не правятся у психотерапевтов, не учатся быть достойной парой. Но просто у вас хорошие гены, хорошие феромоны и гормоны, а кто-то генетический брак без всякой надежды найти пару. Просто не повезло.
Равенства нет.
Кто-то рождается красивый и любимый, а кому-то приходится учиться быть красивым и любимым. И это совсем другая история, когда годы тратишь на то, чтобы перекроить себя, перерезать и перешить, получить хоть каплю любви  - то, что другим дается по умолчанию.
Красавица по рождению не поймет бывшую дурнушку, а тот, кто в пятнадцать лет убежал из дома - вряд ли поймет того, кто учился в спецшколе. Кому родители пели колыбельные на ночь не понимают, что родители могут ломать кости и бросать одних. Здоровые не поймут, что невозможность что-то сделать - это не лень, а недостаток сил.
Иногда просто не везет.
Ты рождаешься уродом, не приспособленным к собственному телу, родители плюют тебе в лицо, и ты уже всем должен. Тебя не будут любить ровесники и окружающие люди, тобой будут пользоваться как вещью, никто не взглянет на тебя благосклонно или с одобрением. Твоя работа будет уходить песком сквозь пальцы, и всегда будут ценить кого-то другого - даже если работать ты будешь за двоих. Тебя никто не будет понимать и у тебя не будет друзей. Тебя будут бояться и тебя будут пытаться уничтожить, не всегда сознательно. С какого-то момента твой организм будет просто регулярно ломаться - потому что не предназначен для такой жизни, и ты начнешь жить на лекарствах. Тебе будет больно. Всегда.
Да, со временем ты научишься. Ты потратишь десятилетия, чтобы научиться быть - ну если не красивым, то приемлимым, научиться заводить друзей и завоевывать уважение. Тебе будет трудно. Всегда.
Ты просто брак, бракованный экземпляр своей породы. И если в юношестве это казалось максимализмом, то с годами просто подтвердилось. Ты просто не приспособлен для этой жизни. Ты выродок и ублюдок. Тебе будет одиноко. Всегда.

И когда ты больной и изломанный, быть счастливым - это как ходить босиком по острым ножам и иголкам. Каждый шаг, каждый день, сжав зубы, потому что иначе - совсем сгниешь в пену морскую.
С годами постепенно уходит зависть и злоба к тем, кому повезло, отчасти - потому что теперь они блюют кровью по утрам и боятся смотреть в зеркало.

И разговаривать теперь ни с кем не хочется. Общаться с такими же инвалидами - это как причащаться к смерти и боли, к тому, отчего стараешься уйти. Общаться с теми, кому повезло - незачем и никчему. Общаться с теми, кто все это время над тобой милостиво улыбался, а теперь пришла его очередь и кончилось везение - противно и мерзко.
Единственное, с кем хотелось бы общаться - это с тем, кто научился любить себя и может любить тебя, кто знает каково это - привыкать десятилетиями к своему отражению и учиться любить его, кто знает как пережить кучу дерьма и жести - и стать лучше и добрее, кто сумел вылечиться и стать счастливым без боли, без любой боли, как будто был рожден для света и счастья, как будто ангелы пели над его колыбелью, а не выли пьяные звери.
Кто прошел сквозь долину смертной тени и стал человечнее и добрее.
Но таких людей вокруг нет.

И когда болит, когда кончились таблетки, когда годами никого нет и годами молчишь, так себя жалко, так невыносимо жалко, и полшага всего, чтобы окончательно озлобиться и разувериться.
Но хочется верить, что однажды - будет просто счастье. Ведь так же не должно быть, чтобы всегда было так больно, трудно и одиноко. Хочется однажды заговорить и рассказать все, и увидеть в глазах не страх и не желание убить выродка, а любовь и понимание.

А пока не хочется говорить. Только молчать.

:

Ничего фото не передают, чтобы ощутить просторы и масштабы, всю красоту и разнообразие архитектуры, нужно там быть, нужно стоять, нужно ездить и ходить по городу и сходить с ума от новых архитектурных штук.

Это по одну сторону реки, Pǔxī, старый город. Знаменитая набережная The Bund.

original

два берега одной рекиCollapse )

Вот примерно в такое утро мы гуляли, только была ранняя весна и морозец, на улицах были редкие туристы и толпы людей, делающие утреннюю зарядку, цигун, ушу. И целая компания с воздушными змеями.

Огнями колотит Шанхай в лоб,
Осколками разбились на части сердца.


uYCVhNZ3tw4

Это не объяснить, не выразить словами, фотографии и видео не передают ничего, совершенно ничего, там нужно быть, Шанхай надо чувствовать, это город будущего, это город с открыток, это другая планета, так не бывает, ну правда, так не может быть, нам все приснилось!

17-часовой транзит перевернул наши сердца, мы влюбились в город, как две пубертатные семнадцатилетние девушки, не знавшие еще настоящей любви и никогда не видевшие большие города. Как будто наткнулись на Амбер, а все остальные города и страны до него были лишь бесконечными кривыми его отражениями.

Не покидает ощущение, что мне всю жизнь снился Шанхай.
Ранняя весна, утренний морозец и ветер с громадной реки, гигантские пустые улицы, викторианские здания, космические небоскребы, цветущая вишня, бой часов на башне над набережной, воздушные змеи, теряющиеся в небе.
Красивые скверы, большие католические церкви, теряющиеся среди стоэтажных небоскребов, маленькие лавочки и велосипеды, сверхбыстрый магнитоплан и длиннейшие мосты.

Я всю жизнь просыпалась в слезах, потому что видела, как мне казалось, то, чего не может быть - потому что не может быть никогда, видела странную смесь викторианства и футуризма, слышала непонятный мне язык, следила за драконами в небе.
Я свыклась с этим, свыклась, что мне никогда не отыскать этого несуществующего города с другой планеты, и смысл тогда путешествовать, везде одно и то же, что ж себя травить лишний раз, когда уже по фотографиям все ясно и очень грустно.
Смирилась и спланировала свою жизнь, учебу, жизнь в тихой американской деревне в глуши йосемити или луизианны.

много старых цитат про города из сновCollapse )
блаблаблаCollapse )
много фотоCollapse )

А вообще понравилось.

Xiè Xiè Shanghai!
всего главнее продержаться до середины февраля а там практически бессмертны все кто до этого не сдох

[Пхукет - Ко Липе - Бангкок - Паттайя]

b1ecddda7b3011e2a4da22000a1f9253_7f2501eca823b11e2b38022000a9e070a_7e7f06b707b5011e29d7122000a1f97c6_7

In the desert, you can't remember your name
'Cause there ain't no one for to give you no pain.


Когда прилетаешь к океану из далекой северной страны, то на выходе из аэропорта задыхаешься от жаркого ночного воздуха и запаха тропических цветов. Проходит какое-то время, и ты понимаешь, что уже не можешь жить без этого вездесущего цветочного запаха, без влажной жары, без соленого бриза.

много фотоCollapse )

Все хорошо. Спасибо, Тарутао, мне понравилось.

Я не знаю, о чем писать. Кажется порой, что я разучилась писать, говорить, рисовать, чувствовать. Кажется, я слишком долго курила и сдерживала в себе слова. Кажется, я слишком глубоко вдохнула и легкие мои наполнились темной водой. Кажется, что я умерла и это сплошное послесмертие. Больше нет ни боли, ни кайфа.

Кажется, меня действительно отправили в местную резервацию.
___
В ответ я мрачно молчу, я действительно не понимаю, я готов орать на каждом углу, что так, как они здесь - жить нельзя, нельзя, нельзя вот так - с трупиками котят в выгребной яме, с чумными язвами на лице, что от них - от всех них несет мертвечиной, дешевым пойлом и несвежим потом, поэтому выйдя из метро и поднявшись домой, я стою под душем, соскребая с себя эту смертность, а после пью кофе и курю, чтобы не чувствовать, как от меня несет тем же самым, как с каждым годом я все сильнее пахну кровью и плотью.

Знаешь, говорит она, не в курсе, чем ты провинился и где оказался не прав, но здесь у тебя два выхода - или поймешь почему Он любит нас больше, или Он все-таки сжалится над глупым тобой, вы, несмышленыши, не с первого раза понимаете Его намеки, и отправит тебя в какую-нибудь местную резервацию. И хотя тебя передергивает от Его милосердия, ты не понимаешь этой любви, что здесь называется жалостью, но я же вижу, тебе не пережить здесь еще одну зиму, снег еще не выпал, а утренний будильник для тебя уже звучит трубой посреди рагнарёка. Ты не думал об иммиграции, кстати, отличная страна, там чудесная архитектура, почти как у вас, витражи и шпили в высокое небо, и даже сады есть, полные роз и яблок, как ты любишь.

___

И теперь порой захлестывает такое счастье, что кажется, последних десяти лет страданий - как не было, и мне снова семнадцать, и мир большой и яркий.

А сейчас - танцы! Много фотографий про прошедший год из моего инстаграмчика. Москва, мой дом, моя работа, я, и вообще :)
За прошедший год я: сменила город, нашла работу и квартиру, обзавелась недвижимостью, стреляла из огнестрельного и не только, метала ножи, прыгала с парашютом, ныряла с аквалангом, поехала в свой первый отпуск на далекие острова, нашла город мечты, пила и трезвела, встречалась с друзьями и много гуляла, радовалась жизни и научилась быть счастливой.
много фотоCollapse )

мне снилось

Мне снился конец - нет, не всего, лишь очередная вариация конца очередной вариации мира. Мы выбирались из старого города - и это был очередной прекрасный город с большими деревьями и маленькими домами, зелеными кронами и красными крышами.
Так вот, мы выбирались из старого города, машины и люди заполонили все улицы, куча аварий в этой маленьком раю, и надо было идти в новый город - тот район, что обосновался за рекой, район даунтауна, небоскребов и деловых кварталов.
Мы шли по ужасно длинному мосту - километра два или три, и меня пытались увезти назад - но я вышла из машины на ходу, не разбившись, потому что в старом городе виделась смерть.
И нет, никаких кошмаров следом - когда пришли в даунтаун, там, благодаря армии, теплилась обычная жизнь выжившего города, не такого многочисленного как раньше, зато просторнее на улице.
Помню, на меня напала истерика от объявлений в полупустом метро - рекламировали эпиляцию. Я хохотала, что вот, моя профессия теперь не нужна, надо было работать в косметологии, мир закончился, люди выжили, но черт побери - до сих пор заботятся о своей красоте, не обращая внимания на то, что по ту сторону заграждений.
Помню, выбирали новую одежду, ужасались ценам, ведь не так много осталось, чтобы продавать и да - какой смысл теперь в практичной и подходящей одежде, когда можно ходить в белоснежном платье, ведь всем уже безразлично, как ты одет, норм не осталось.
Помню, мы решили идти дальше, потому что жизнь выживших радовала не больше, чем жизнь погибших, и имитация старой жизни посреди нового ужаса нас испугала.
Помню, мой спутник ушел в лес, оставив в плеере токкату и фугу ре минор баха - а когда я собралась идти следом, его наставник держал меня за запястье, объясняя, что это была предсмертная музыка.

Вот от чего я и не люблю приключений и новых городов. Их снится слишком много, чтобы хотеть в реальной жизни.
И на какой карте искать те города, что мне снятся? Именно из-за них не хочется путешествовать - потому что не найдешь того, что хранится под веками, а все остальное - не то.
Если с людьми еще как-то можно смириться и принимать тех, что снаружи, понимая, что тех, с изнанки - вряд ли найдешь в реальном мире и хоть кто-то же нужен рядом, то с городами как-то сложнее - сложнее разочаровываться и терять надежды.
Такое вот проклятие богатого воображения, которое дает видеть и чувствовать то, что никогда не существовало.

А еще в снах гораздо ярче эмоции, как будто забыта вся боль, как будто никогда не ранили и не били в спину. И можно просто улыбаться счастью, не ожидая ударов.
Знаю, сильный - это тот, кто может доверять, даже зная, что обманут смертельно. Потому что у сильного есть силы жить после этого и есть силы спокойно умереть. Увы, я не сильна.